Почему данные о состоянии окружающей среды в России утаиваются
60% граждан не доверяют официально распространяемой информации об экологии
Доступ к информации о состоянии окружающей среды в России — острая проблема, написал Всемирный фонд дикой природы (WWF России) руководителю Росприроднадзора Светлане Радионовой. Надо расширить перечень сведений, которые обязательно публиковать, предлагает фонд.
По этому перечню должны быть созданы оперативно обновляемые общедоступные ресурсы. Бизнес также должен публиковать информацию о своем воздействии на природу.

«Только так мы будем знать реальное состояние воздуха, воды, лесов и животного мира, так мы поймем, защищены ли наши права», — пишет WWF.

Письмо — часть акции «Час Земли», которая в этом году в России посвящена открытости экологической информации.
60% населения России в той или иной степени не доверяют официальным данным о состоянии окружающей среды, а 21% уверены, что их просто нет, показало исследование Высшей школы экономики. Это в том числе следствие того, что важная экологическая информация часто скрывается или искажается, отмечает WWF России.

Как скрывают данные об экологии
Экологическую информацию частично можно получить, если знать, что запрашивать и у какой организации, комментирует директор по программам Greenpeace в России Иван Блоков. Но при этом огромная часть информации, которая важна для принятия решений и для граждан, остается недоступной. Например, данные о сбросах и выбросах конкретного предприятия — около 15 лет назад эта информация стала конфиденциальной. «Я так и не смог даже по суду получить данные о выбросах Московского НПЗ, чтобы оценить выбросы в Капотне, — суд признал, что данные конфиденциальные. То есть жители близлежащих домов не могут определить ни долю загрязнения от завода и от, например, машин, ни то, необходимо ли сокращать выбросы НПЗ», — рассказал он.

Проектные компании АГК-1 и АГК-2 (входят в «РТ-инвест») отказались предоставить документы по строительству мусоросжигательных заводов в Подмосковье и в Татарстане экологической организации «Принципъ», рассказывает председатель «Принципа» Дмитрий Трунин: «Нам пришлось потерять несколько лет на арбитражные суды, чтобы только добиться документов».

Нет способов получить информацию о детальных наблюдениях Роспотребнадзора, в меньшей степени — у Росприроднадзора, продолжает Блоков. За часть информации Росгидромета нужно платить деньги (хотя ведомство наиболее полно раскрывает имеющуюся у него информацию). Когда-то публиковался весь массив данных, но в 90-е Росгидромет информацию закрыл, с тех пор точно о состоянии воздуха никто, кроме Росгидромета, не знает — у остальных только общие сведения, объяснял ранее VTimes заведующий лабораторией прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Борис Ревич.

Части информации нет из-за недостатка измерений. Так, на все российские города у Росгидромета лишь 677 станций слежения за качеством воздуха. Они установлены во всех миллионниках, в 72,5% городов с населением более 100 000 и в некоторых других — совокупно только в 250 населенных пунктах. (В России чуть больше 1100 городов.) В восьми регионах станций мониторинга нет вообще.

Отдельная проблема — достоверность данных измерений, а также перечня веществ, которые подлежат установлению и измерению, замечает директор челябинской региональной общественной экологической организации «Экологический Консалтинг» Владимир Казанцев. В Сибае датчики, которые установила администрация города у карьера, и датчики, которые установили общественники, давали абсолютно различные показания по выбросам сероводорода, рассказал он VTimes. Официальный датчик показывал 1 предельно допустимую концентрацию (ПДК), а вот датчик общественников — 10 ПДК.
Кому сообщать о проблемах
WWF России сделал короткие инструкции о том, как обычный человек может найти или, наоборот, сообщить важную экологическую информацию. Например, уточнить законность обнаруженной в лесу рубки можно попробовать по «горячей линии» Рослесхоза. Туда же нужно звонить, если увидели в лесу пожар. При загрязнении воды маслянистыми пятнами — обращаться в Росприроднадзор.

Почувствовав неприятный запах — проверить по открытым картам состояние воздуха (в Москве — Мосэкомониторинг), а затем сообщить в Росприроднадзор. Можно также обращаться в Роспотребнадзор, местные природоохранные ведомства и прокуратуру (отдельная инструкция «Как не дышать грязным воздухом» есть и у Greenpeace).

Тайная экологическая экспертиза

Важный инструмент, который позволяет минимизировать негативное воздействие на природу в будущем, — Государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ), объяснила VTimes директор по экономическим и правовым вопросам охраны природы WWF России Екатерина Хмелева. Закон о государственной экологической экспертизе был принят в 1995 г. Сначала заключения экспертных комиссий ГЭЭ публиковались, но потом эта практика перестала действовать, рассказывает Хмелева. Тексты ГЭЭ не публикуются, потому что считается, что они — собственность заказчика, отмечает Блоков.


Фактически общественность может ознакомиться с заключением, только обратившись в суд о его оспаривании. «Но трудно оспаривать то, чего не видел», — констатирует она.


Экологи уверены, что полное раскрытие информации о результатах ГЭЭ необходимо.

Государственная экологическая экспертиза должна проводиться для проектов строительства особо опасных объектов (первой категории опасности, это почти все крупные предприятия), объектов захоронения и утилизации отходов, капитального строительства на особо охраняемых природных территориях и объектов в морских водах, на шельфе и в портах (подводные трубопроводы, добывающие платформы, сами порты).
Информация о самом проведении ГЭЭ также важна. Общественные организации имеют право направить представителей на заседание, говорит Хмелева. Но часто новости о том, что состоится заключительное заседание комиссии, публикуются за несколько часов до него — общественники не успевают ни подготовить заключения, ни приехать на заседание.

В ходе общественных слушаний по оценке воздействия на окружающую среду, которые проводят при государственной экологической экспертизе, проектная документация вся никогда не выкладывается, добавляет Казанцев. Часто ее показывают только на слушаниях, и права хотя бы скопировать документацию, можно добиться только обратившись в прокуратуру. А чтобы провести общественную экологическую экспертизу нужна общественная организация, зарегистрированная как юрлицо, с полномочиями в уставе на проведение экологической экспертизы, и регистрация заявления на проведение экспертизы в органе власти местного самоуправления, объяснил он.
В чем слабость нового закона об экологической информации
В марте был принят закон об экологической информации (он внес поправки в уже действующие законы), который установил, что она должна быть общедоступной, причем доступ не может быть ограничен ничем, кроме государственной тайны.

Несмотря на то что недавно принятым законом дано понятие «экологическая информация» и на власти возложено обязательство публиковать ее, есть опасения, что к этому подойдут формально и пользы для людей от него будет недостаточно, предупреждает исполнительный директор экологического правового центра «Беллона» Артем Алексеев. В законе сразу отмечено, что не будет публиковаться информация, составляющая государственную тайну,— большой массив может быть утаен, считает он.

По мнению Блокова, новый закон ничего не изменит: из него даже непонятно, экологическая информация — это обобщенные данные или информация о концентрации конкретного загрязнителя в конкретной точке. Нужна как можно более детальная и локальная информация об источниках загрязнения и опасности для здоровья, согласен Алексеев. Например, для Санкт-Петербурга актуальна проблема загрязнения атмосферного воздуха в результате работы транспорта (более 80%, так называемые нестационарные источники загрязнения), информация о негативном воздействии которых не определена новым законом как экологическая, говорит он. В Санкт-Петербурге сложно узнать концентрацию в конкретной точке, добавляет Блоков. А Мосэкономониторинг предоставляет информацию по разным точкам города, но лишь одномоментно — ретроспективные данные о разовых концентрациях недоступны. Можно ли считать, что это открытая экологическая информация, из закона непонятно, объяснил он.

Многое зависит от подробностей, которые должны появиться в постановлении правительства (документ прошел обсуждение на regulation.gov.ru). Пока есть опасения, что публиковаться будет информация общего характера, далекая от жизни, свободный доступ к некоторым сведениям будет ограничиваться, отмечает Алексеев. То, что проект постановления относит к экологической информации, — в основном и так имеющиеся в интернете и на сайтах органов власти реестры, многие из которых не очень полезны гражданам и практически не применимы для информирования жителей конкретного населенного пункта, в котором, скажем, есть вредное градообразующее предприятие.

Требования о публикации полной информации о проведении и итогах государственной экологической экспертизы нужно также включить в постановление правительства, проект которого сейчас обсуждают, говорит Хмелева.

Еще очень не хватает информации о действии загрязнителей, ставших причиной экологически-зависимых заболеваний, собственно так же как и статистики по связанным с экологией заболеваниям, продолжает Алексеев. Люди болеют, во многих регионах уровни онкологических заболеваний зашкаливают, но причинно-следственная связь с загрязнением окружающей среды не фиксируется. И этот недостаток тоже нужно устранять на уровне закона, считает он.
Made on
Tilda